Deprecated: Function split() is deprecated in /var/www/u0738939/data/www/modern-rf.ru/netcat/full.php(107) : eval()'d code on line 1
ЭАЦ «Модернизация» > Рекомендации

Автономная некоммерческая организация
Экспертно-аналитический центр
по модернизации и технологическому развитию экономики
ЭАЦ «Модернизация»

Темы

Рекомендации

Электроэнергетика России. Мифы и реальность.

11 марта 2011 года в Хакасии состоялось заседание президиума Госсовета РФ по энергетике. Обсуждалось повышение устойчивости функционирования электроэнергетического комплекса РФ. В ходе заседания Президент России Дмитрий Медведев сказал, что если темп роста цены на электроэнергию сохранится, к 2014 г. стоимость электроэнергии в России будет выше, чем в США, Финляндии и ряде других стран. «Более того, эта цена достигнет такого уровня, при котором строительство собственной генерации становится выгоднее, чем покупка энергоресурса из сети», — заявил президент. К сожалению, вопрос о причинах роста тарифов на электроэнергиюне был прояснен. Главную из причин можно объяснить очень просто:

Если за основу при разработке стратегических программ развития принимаются мифы, а на их реализацию расходуются реальные средства госбюджета и потребителя, и нет ни контроля за издержками, ни конкурентного рынка, то стоимость товара или услуг неизбежно возрастет в несколько раз.

 

Оценка ситуации.

 

Электроэнергетика должна рассматриваться как отрасль, темпы изменения которой зависят от темпов изменения ВВП, а обратная связь осуществляется через стоимость электроэнергии и заказы на оборудование, строительство и услуги смежным организациям.

Для потребителей качество функционирования электроэнергетики определяется тремя основными характеристиками: надежностью и безаварийностью электроснабжения, доступностью подключения к энергосистеме и стоимостью электроэнергии для потребителей.

В результате реформы (завершена в июне 2008 г.) мы наблюдаем резкое ухудшение всех этих характеристик:

•    нарушился баланс взаимодействия между отдельными ее частями;

•    не образовались действенные механизмы ограничения роста стоимости электроэнергии и отдельных ее составляющих;

•    технологическое состояние отрасли не соответствует современным требованиям;

•    ухудшился уровень регулирования отрасли со стороны органов исполнительной власти.

Состояние и темпы развития отрасли однозначно зависят от баланса взаимодействия отдельных ее частей: генерации (ТЭС, АЭС, ГЭС)[1], сетей и сбыта, а также от возможностей смежных топливных, технологических, проектных, научных, финансовых организаций и состояния и развития транспортной инфраструктуры страны.

Для электроэнергетики как инфраструктурной отрасли характерны инерционность и огромные инвестиции как в поддержание технологического уровня эксплуатации, так и в развитие. Поэтому она должна иметь программу развития минимум на 10 лет (до 2020 г.) с перспективой до 2030 г.

В последние три года Правительством РФ были одобрены две программы развития отрасли: Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 г. (далее  Генсхема-2008, авторы – А. Чубайс, ОАО «РАО ЕЭС», С. Кириенко, Росатом; февраль 2008 г.) и раздел «Электроэнергетика» в Энергетической стратегии России до 2030 г. (далее  Энергостратегия-2009, авторы – С. Шматко, Минэнерго; ноябрь 2009 г.). За 1,5 года, прошедших между принятием программ, основные параметры в них сократились в два раза, а стоимость программ до 2020 г. уменьшилась с 20,5 трлн до 11 трлн руб., что свидетельствует о недостоверности прогноза.

Нами обнаружена однозначная зависимость между среднегодовыми темпами изменения ВВП и внутреннего потребления электроэнергии и газа, что является важнейшим результатом работы. На основании полученной зависимости рассчитан прогноз и обоснована достоверность этого прогноза. Показано, что темп роста финансового объема рынка электроэнергии, ограниченного платежеспособностью потребителя, а также мощности проектного и строительно-монтажного комплексов электроэнергетики не могут обеспечить уровень развития отрасли выше прогнозного. В результате, стоимость программы развития электроэнергии до 2020 г. сократилась еще в два раза – до 6 трлн руб. в ценах 2010 г.

Кроме того, такая однозначная зависимость показывает, что для международного сопоставления стоимости электроэнергии и газа необходимо использовать не среднегодовой курс доллара, а значение паритета покупательской способности (ППС) доллара, рассчитанного по всему ВВП (в 2010 году 1 $ ЦБ = 30,5 руб., а 1 ППС $ = 16 руб). Пересчет внутренних цен на электроэнергию и газ по величине ППС показывает, что в 2011 г. цена на электроэнергию для различных потребителей в России по сравнению с США, ЕС и другими развитыми странами оказалась вышев 1,5-5 раз, а цена на газ достигла равновесной стоимости (net-back) cценой на газ в ЕС, а именно: 180-240 ППС$ при стоимости 2900—3900 руб. за 1000 м3.

Мифы, которые должны быть разрушены:

•    Дефицит электроэнергии в ближайшее время будет сдерживать рост экономики страны.

•    Степень изношенности объектов электроэнергетики близка к их полному разрушению.

•    Экономика страны будет бурно расти в ближайшие 20 лет (до 2030 г.), следовательно:

- темп роста потребления (производства) электроэнергии составит 3,2— 4,9% в год, что в 1,7 раза больше, чем 1999—2008 гг., несмотря на прогнозируемый более высокий уровень электросбережения (Энергостратегия-2009);

- необходимо резко увеличить строительство новых генерирующих и сетевых мощностей – к 2020 г. – 70-100 ГВт, или 30-50% от существующих, к 2030 г. – 160-200 ГВт, или 60-100% от существующих (Энергостратегия-2009);

•    Внутренние цены на электроэнергию и газ – одни из самых дешевых в мире. По сравнению с США, ЕС и другими развитыми странами они меньше в 1,2-2,5 раза для промышленности и в 1,5-3 раза для населения. Поэтому программы энерго- и электросбережения не работают.

•    Цена газа внутри страны должна соответствовать равновесной цене газа при продаже его в страны ЕС (50% от внутреннего потребления газа приходится на электроэнергетику). Это значит, цена на газ должна увеличиться в два раза к 2014 г. (6600-7000 руб./1000 м3, или 220-240 долл. США по курсу ЦБ, вместо 2900-3900 руб./1000 м3, или 100-130 долл. США по курсу ЦБ в ценах 2011 г.);

•    Приватизация генерирующих мощностей ТЭС и ГЭС принесет дешевые частные инвестиции в обновление и новое строительство объектов электроэнергетики. Для этого покупка генерирующей компании сопровождалась подписанием договоров предоставления мощности (ДПМ) в объеме 28 ГВт до 2018 г.

•    Оптовый рынок электроэнергии и мощности должен определять первоочередность строительства и (или) реконструкции генерирующих мощностей, их тип и мощность.

•    Конкуренция между частными генерирующими компаниями и сбытовыми компаниями на открытом оптовом рынке электроэнергии и мощности при поставке электроэнергии потребителям позволит сдерживать цены на электроэнергию. Декларировался самый умеренный рост стоимости электроэнергии и за счет более высокого качества управления частными энергетическими компаниями по сравнению с РАО ЕЭС.

Ниже будет показано, что вышеуказанное является мифами. И эти мифы должны быть разрушены.

Ситуация в 2010–2011 гг.

В 2008 г. было произведено 1037 млрд. КВтч, в 2009 г. – 992 млрд. КВт∙ч (падение на 4,4%), в 2010 г. – 1037 млрд. КВт∙ч (рост на 4,7%).

В 2009 г. общая установленная мощность электростанций России составляла 226,1 ГВт, из них на ТЭС приходилось 155,4 ГВт, на АЭС – 23,3 ГВт, на ГЭС – 47,3 ГВт (по данным Росстата, 2010 г.).

В 2010 г. в структуре производства электроэнергии ТЭС выдали 699 млрд. КВтч, (доля на рынке – 67,3%), АЭС – 170 млрд. КВтч (16,4%), ГЭС – 168 млрд. КВтч (16,2%). В производстве электроэнергии доминируют газовые ТЭС – 518 млрд. КВтч (доля на рынке – 50%, в Европейской части и Урале – 60%),угольные ТЭС – 181 млрд. КВтч (17,5%).

В 2010 г. объем рынка электроэнергетики оценивался в 1930 млрд. руб., в том числе генерация – в 1050 млрд. руб., сети – в 800 млрд. руб., сбыт – в 80 млрд. руб., неплатежи – в 180 млрд. руб. (около 10% рынка), перекрестное субсидирование населения за счет промышленности – в 200 млрд. руб. Декларируется, что такое субсидирование сохранится минимум до 2014 г.

В 2010 г. объем инвестиций в электроэнергетику составил 704 млрд. руб., из них в сети электропередач инвестировано 350 млрд. руб. (49%), в генерацию – 354 млрд. руб. (51%), в том числе в частные генерирующие компании ТЭС – 130 млрд. руб., государственные АЭС – 180 млрд. руб., ГЭС – 44 млрд. руб.

Суммарные затраты генерирующих компаний ТЭС на органическое топливо были равны 450 млрд. руб. (320 млрд. руб. на газ), затраты на эксплуатацию и ремонт – не менее 300 млрд. руб. Объем инвестиций в новое строительство составлял 350 млрд. руб., с учетом неплатежей с рынка поступает около 250 млрд. руб. Недостающие 100 млрд. руб. инвестиций должны покрываться за счет заемных средств.

В апреле 2011 г. премьер-министр Владимир Путин объявил решение об ограничении роста стоимости электроэнергии уровнем инфляции (6-7% в год) при сохранении 15%-ного роста в год стоимости на газ (что приведет к росту стоимости органического топлива для ТЭС не менее чем на 70 млрд. руб. в год). Отсюда следует, что в ближайшие годы рост объема инвестиций в генерацию свыше 200 млрд. руб. за счет роста стоимости электроэнергии невозможен. Использование RAB-технологий для организаций инвестиций ограничено высоким процентом ставки на кредиты (15% годовых) и 10-летним сроком возврата средств.

В объеме инвестиций в генерацию энергии (мощности) непропорционально большая доля приходится на государственные АЭС – 50,8% (180 млрд. руб.), при их доле производства всего 16%. Частные ТЭС получают 36,7% (130 млрд. руб.) при доле производства электроэнергии 68%.

ТЭС на 1% производства электроэнергии получают всего 0,54% инвестиций в генерации, тогда как АЭС – уже 3,2%, или в 5,9 раза больше. При этом реальная стоимость строительства установленного киловатта АЭС дороже ТЭС только в два раза.

На оптовом рынке электроэнергии имеет место дискриминация частных генерирующих компаний ТЭС по сравнению с государственными Росэнергоатомом и РусГидро, у которых в себестоимость включена инвестиционная составляющая (около 50 млрд. руб. в год). На 1% выработки размер EBITDA[2]для ТЭЦ по сравнению с Росэнергоатомом и РусГидро меньше соответственно в 4,5 и в 6,2раза.

Для справки:

- рентабельность по EBITDA: РусГидро – более 60%, Росэнергоатом – около 50%

- доля EBITDAв 2010 г.: ТЭС – 32%, Росэнергоатом – 42%, РусГидро – 22%

- доля выработки в 2010 г.: ТЭС – 66%, Росэнергоатом – 18%, РусГидро – 7%

- EBITDAна 1% выработки: ТЭС – 0,5%, Росэнергоатом – 2,3%, РусГидро – 3,1%.

Технологическое состояние отрасли

Существенно снижена надежность и безаварийность электроснабжения потребителей. В последние десять лет мы стали свидетелями беспрецедентных аварий. Главные причины – человеческий фактор, а также низкий уровень управления электроэнергетическими компаниями.

Качественные показатели работы электроэнергетики в сравнении с советским периодом соответствуют уровню 1946-1976 гг. Причинами происходящего служат:

- неоптимальный режим работы электростанций;

- высокий удельный расход топлива – на 7 % выше, чем в 1990 г.;

- рост потерь электроэнергии в электрических сетях до 14 % (по нормативам – 8%);

- увеличение численности эксплуатационного персонала;

- резкое сокращение специализированного ремонта (не  ремонтируются 8 ГВт мощностей в год, нет готовности к аварийным ремонтам);

- избыток установленных мощностей и оплата их потребителями (диспетчерские и технологические ограничения мощности электростанции достигают 14%);

- низкий коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) ТЭС и АЭС.

КПД энергоблоков российских газовых ГРЭС в 1,5 раза ниже, чем современных парогазовых блоков, т.е. происходит варварское сжигание газа.

Государственное финансирование НИОКР в электроэнергетике (кроме атомной) по сравнению с 1990 г. сократилось в 15 раз – с 150 млн. до 10 млн. долл.

Доля отечественного оборудования в новых проектах уменьшилась в три раза (с 99 до 35%).

Уровень оплаты труда топ-менеджеров превышает среднеотраслевой в 70-100 раз (в советское время – в 3-5 раз).

 

Возможности дополнительного производства и снижения потребления электроэнергии

 

Суммарная мощность газовых ГРЭС, в первую очередь подлежащих реконструкции для перехода с паротурбинного на парогазовый цикл (серийные конденсационные блоки единичной мощностью 150, 200 и 300 МВт и теплофикационные блоки с турбинами Р-60-90, Т-110-130 и Т-180) составляет более 44 ГВт – почти в два раза больше, чем мощность АЭС (24 ГВт).

Реконструкция газовых ТЭС до парогазовых в три раза дешевле, а продолжительность работ по реконструкции в три раза короче, чем строительство новых энергоблоков АЭС.

На 30%, или на 15 ГВт, можно увеличить суммарную мощность реконструированных газовых блоков, расположенных там же, где АЭС (Европейская часть России и Урал). Это даст дополнительную выработку 100 млрд. КВт∙ч.

Рост коэффициента использования установленной мощности (КИУМ) российских ТЭС и АЭС до среднеевропейских значений (на 15-20%) позволит обеспечить дополнительную выработку соответственно до 180 и 20 млрд. КВт∙ч в год.

Введение частотного регулирования электроприводов, а также замена старых электродвигателей и другого электроемкого оборудования снизит электропотребление в стране к 2020 г. на 100 млрд. КВт∙ч.

Снижение потерь электроэнергии в электросетях с 14% (112 млрд. КВт∙ч) до нормативных 8% (82 млрд. КВт∙ч) обеспечит экономию в 30 млрд. КВт∙ч.

Таким образом, суммарные возможности увеличения выработки на действующих (реконструированных) мощностях, а также снижение потребления электроэнергии со стороны потребителя за счет повышения энергоэффективности составляют более 400 млрд. КВт∙ч. (более 40% производства электроэнергии в 2010 г.).

 

О строительстве энергообъектов до 2020 г.

 

Средний коэффициент эластичности потребления электроэнергии к ВВП, равный 0,3, означает, что при максимальном ежегодном росте ВВП 5% (прогноз Минэкономразвития на 2020 г.) рост потребления (производства) электроэнергии будет на уровне не более 1,5%. Реальные значения, скорее всего, составят не более 1% или этот рост составит 10-12% до 2020г. Это связано с тем, что, во-первых, растущая стоимость электроэнергии будет более эффективно, чем в 1999-2008 гг., ограничивать ее потребление, во-вторых, высока вероятность наступления экономического кризиса (соответственно электропотребление будет падать на 4-5% в течение 1-2 лет) в период до 2020 г. За последние 20 лет экономический кризис в стране случался три раза (1990-1991, 1998, 2008 гг.).

Рост потребления (производства) электроэнергии 1,5% (на 16,8 млрд. КВт∙ч) в год, или не более 1200 млрд. КВт∙ч до 2020 г., соответствует вводу 3 ГВт новых мощностей в год, а с учетом энергосбережения – 2 ГВт.

До 2020 г. необходимо строительство максимум 30 ГВт новых мощностей вместо 70-100 ГВт по Энергостратегии-2009 и 186-225 ГВт по Генсхеме-2008 г.

При средней стоимости 1 ГВт не менее 2,3 млрд долл. необходимо 70 млрд долл. (не менее 2,1 трлн руб.) до 2020 г., или 210 млрд руб. в год, на новое строительство. Кроме того, реконструкция газовых ТЭС (ГРЭС) даст дополнительно 15 ГВт мощности, которые необходимы для покрытия снимаемых с эксплуатации 15 ГВт мощностей старых ТЭС, построенных до 1960 г. При средней стоимости реконструкции 1 ГВт, равной 1 млрд долл. необходимо 15 млрд долл. (450 млрд руб.) до 2020 г., или 45 млрд руб. в год (в ценах 2010 г.).

Общая сумма инвестиций в генерацию до 2020 г. должна составить не менее 2,5 трлн. руб., или минимум 250 млрд. руб. в год (в ценах 2010 г.). В 2010 г. генерирующие компании с рынка электроэнергии и мощности должны были  получить около 200 млрд. руб. инвестиций (см. раздел «Ситуация в 2010-2011 гг.»), т.е. наблюдается дефицит инвестиций как минимум 50 млрд. руб. в год, или не менее 500 млрд. руб. до 2020 г. Это означает, что необходимо либо уменьшить инвестиционную программу генерации, либо повысить эффективность ее реализации на 20%. Фактические результаты будут хуже, т.к. названные значения рассчитывались без учета целого ряда факторов, включая стоимость заемных денег, которые необходимы для обеспечения увеличенного объема инвестиций в первой половине этого десятилетия.

Объем инвестиций, требуемых для реконструкции и развития сетевого хозяйства можно оценить, исходя из сегодняшнего уровня финансирования этих задач. В 2010 г. инвестиции в ФСК и МРСК составляли соответственно 200 млрд. и 150 млрд. руб. Наиболее вероятно, что рост стоимости электроэнергии будет ограничиваться инфляцией, тогда объем инвестиций до 2020 г. в ФСК составит 2 трлн. руб., в МРСК – 1,5 трлн. руб.

Общий объем инвестиций в предлагаемую программу развития электроэнергетики будет равняться 6 трлн. руб. (2,5 + 2 + 1,5) вместо 20,5 трлн. руб., предусмотренных в Генсхеме-2008, и 11 трлн. руб. – в Энергостратегии-2009.

В последнюю пятилетку перед распадом СССР (1986-1990 гг.) в РСФСР вводилось в среднем 5 ГВт новых мощностей в год. Сегодняшний уровень управления электроэнергетическими компаниям, а также состояние проектных, строительно-монтажных, энергомашиностроительных и электротехнических предприятий не могут обеспечить ввод более 5 ГВт мощностей в год с соответствующей сетевой инфраструктурой. В ближайшие 10 лет возможно введение максимум 3-4 ГВт мощностей в год. Это является еще одним ограничителем программы развития электроэнергетики как в части генерации, так и в строительстве и реконструкции сетей.

В прогнозе электропотребления важен прогноз пиковых и полупиковых нагрузок. На основании прогнозируемых данных должны планироваться состав оборудования и соотношение базовых, пиковых и полупиковых нагрузок. Сегодня этого не происходит. Строительство АЭС по проектам, предусматривающим возможность работы в полупиковой и пиковой части нагрузок, приведет к еще большему увеличению стоимости как их строительства, так и эксплуатации.

По критерию замещения газа в электроэнергетике равновеснаястоимость строительства АЭС для покрытия базовой части нагрузок равна 2500 долл. за 1 КВт установленной мощности при условии продолжительности строительства от начала первого бетона до ввода в промышленную эксплуатацию не более пяти лет. Сегодня цена строительства АЭС составляет 4500—5000 долл. за 1 КВт установленной мощности, а сроки – 7-8 лет, что разоряет Россию.

Отсутствует жесткая координация планирования электропотребления, развития генерирующих мощностей, электросетевого комплекса, газотранспортной системы, железных дорог, водных путей, автодорог.

Существенно снижена эффективность капитального строительства и инвестиционного процесса в целом за счет необоснованного включения завышенной инвестиционной составляющей в стоимость электрической и тепловой энергии.

Инвестиционные риски перенесены на потребителей электроэнергии.

 

Сравнение стоимости электроэнергии в России и в других странах.

 

При таком сравнении рублевая стоимость электроэнергии должна пересчитываться с использованием не стоимости доллара по курсу ЦБ, а по паритету покупательной способности доллара (ППС$) по всему ВВП, например: в 2010г. вместо 1$ ЦБ = 30,5 руб., необходимо использовать значение 1 ППС$ = 16 руб.  (данные Росстата). Доказательство этого утверждения базируется на следующих положениях:

- во-первых, производство, транспорт, распределение и сбыт электроэнергии производятся внутри страны на отечественных предприятиях с амортизированным оборудованием, на российском топливе и отечественной рабочей силой. Соответственно, товары, услуги и стоимость рабочей силы оплачивают по внутренним рублевым ценам и расценкам. Доля электроэнергии, произведенной на новом импортном оборудовании, купленном за валюту по курсу ЦБ, незначительна.

- во-вторых, доля электроэнергетики (1,9 трлн. руб.) в общем объеме ВВП (44,5 трлн. руб. – пример 2010 года) составляет существенную величину – 4,3%.

- в-третьих, среднегодовой темп изменений потребления электроэнергии однозначно зависит от среднегодового темпа изменения ВВП. В период падения ВВП (1991-1998гг., 2009г.) на 1% падения ВВП приходится в среднем 0,55% падения потребления электроэнергии; в период роста ВВП (1999-2008гг.) на 1% роста ВВП приходится 0,3% роста потребления.   

В 2011г. стоимость электроэнергии в России составляет 2,8-5,2 руб. за кВт/ч. или 0,18 – 0,33  ППС$ в первой ценовой зоне (Европейская часть и Урал), и 1,8-3 руб. за кВт/ч. или 0,1 – 0,19  ППС$ во второй ценовой зоне (Сибирь, Дальний Восток).                 

В США в 2010г. стоимость 1 кВт/ч.: для промышленности –  0,067  $, для коммерческих предприятий – 0,1 $;, для населения – 0,11 $. В странах ЕС, в среднем, в 2 раза дороже, чем в США. Таким образом, в России по сравнению с США, ЕС и другими развитыми странами цена электроэнергии дороже для:

- промышленных потребителей в 1,5 - 5 раз

- для населения до 2 раз,

- в России сбалансированная цена на электроэнергию для различных потребителей должна соответствовать средним ценам в США для этих потребителей, т.е. не выше 1,8 руб. за кВт/ч. (в ценах 2010г.). Это объясняется тем, что Россия, также как США, имеет полностью собственное топливообеспечение для электростанций;

- предельная (максимальная) стоимость электроэнергии не должна превышать ее средней цены в ЕС или не более 2,1 руб. – для промышленности и 3,6 руб. за кВт/ч для населения. С учетом перекрестного субсидирования в стране промышленностью населения – 12% общего потребления электроэнергии, эти стоимости должны равняться соответственно 2,2 руб. и 3 руб. (в ценах 2010г.). Соответствие предельной стоимости электроэнергии в России средней стоимости в странах ЕС объясняется тем, что большинство стран ЕС имеют значительную долю импорта в поставке топлива для ТЭС, а доля ТЭС в производстве электроэнергии составляет более 50%. При этом, в структуре себестоимости электроэнергии на ТЭС, затраты на топливо составляют более 60-70%. В то же время, стоимость газа для стран ЕС всегда на 30% выше, (из-за акциза на газ) чем внутренняя стоимость газа для России.

Применительно к оптовому рынку электроэнергии, например, стоимость электроэнергии АЭС в 2010г. составляла 1,1 руб. или 0,069 ППС$. Для сравнения, цена электроэнергии от АЭС США равнялась 0,018 $ или в 3,8 раза меньше, чем в России.

Однако в 2011г. этот уровень цен уже превышен в 1,5 раза для промышленности и коммерческих предприятий, как следствие – внутреннее производство становится неконкурентоспособным. Кроме того, существующее положение вызывает резкое негативное отношение населения и бизнеса, не связанного с ТЭК, к отрасли, а президент и премьер-министр не могут получить вразумительного ответа на вопрос «Почему же растет цена на электроэнергию?» ни от руководителей отрасли, ни от экспертного сообщества.

В настоящее время все три характеристики, определяющие качество функционирования электроэнергетики (надежность и безаварийность энергоснабжения, доступность подключения к энергосистеме и стоимость электроэнергии) находятся в неудовлетворительном состоянии. Ни одна из заявленных РАО «ЕЭС России» накануне реформы электроэнергетики целей не была реализована.

 

Сравнение внутренней стоимости газа с «равновесной» (net-back)ценой при его экспорте в страны ЕС.

 

Сравнение внутренней стоимости газа с «равновесной» (net-back) ценой при его экспорте в страны ЕС так же, как и международное сравнение стоимости электроэнергии, должно проводиться  не по курсу доллара ЦБ, а с использованием значения ППС$ по всему ВВП.

Доказательство этого утверждения базируется на аналогичных положениях, которые были использованы при международном сравнении стоимости электроэнергии. А именно:

- во-первых, добыча, транспорт и сбыт газа производятся внутри страны по российским лицензиям, на отечественных предприятиях, с амортизированным оборудованием и отечественной рабочей силой. Соответственно, товары, услуги и стоимость рабочей силы оплачиваются по внутренним рублевым ценам.

- во-вторых, стоимость газа, потребленного внутри страны – 1трлн. руб. (410 млрд. куб. м., стоимостью около 2500 руб. за 1000 куб. м. – данные 2010 года), составляет существенную величину – 2,3% в общем объеме ВВП.

- в-третьих, среднегодовой темп  изменения внутреннего потребления газа однозначно зависит от среднегодового темпа изменения ВВП. В период падения ВВП (1991 – 1998гг., 2009г.) на 1% падения ВВП приходилось в среднем 0,68% падения внутреннего потребления газа, а в период роста ВВП (1999 – 2008гг.) на 1%роста ВВП приходилось в среднем 0,31% роста внутреннего потребления газа. Близкие значения темпов изменения внутреннего потребления газа и электроэнергии от темпа изменения ВВП объясняется тем, что 50% внутреннего потребления газа расходуется на производство электроэнергии.

В 2011г. стоимость газа 2900 - 3900 руб. за тыс./куб. м. соответствует 180-240 $ППС, то есть уже достигла равновесной цены с Евросоюзом – 220-240 $ за 1тыс./куб.;

Решение о дальнейшем росте цены газа на 15% в год до 2014г., (программа доведения стоимости газа до равновесной с ЕС в соответствии с курсом $ ЦБ) – ОШИБОЧНО. Этот рост на открытом рынке автоматически приводит к росту стоимости электроэнергии на 15%, так как в себестоимости электроэнергии газовых ТЭС (без мощности) стоимость газа составляет порядка 95%. В результате, с рынка электроэнергии газовой отрасли переводится дополнительно 50 млрд. руб. Так как, цена энергетических углей жестко привязана к цене газа, то еще 20 млрд. руб. уйдут в качестве сверхприбыли монопольным поставщикам энергетических углей для угольных ТЭС. Соответственно, на 70 млрд. руб. (10% объема инвестиций в 2010г.) упадет объем инвестиций в электроэнергетику, и на 50 млрд. руб. (6,3% от объема инвестиций 2010г.) увеличится объем инвестиций газовой отрасли.

Имеются еще два обстоятельства, почему цена газа для электроэнергетики должна быть заморожена на уровне 2011г.:

- во-первых, электроэнергетика страны старше газовой отрасли на 20 лет. Послевоенная ускоренная электрификация страны стартовала в начале 1950-х гг. А мощное развитие газовой отрасли началось значительно позже – в начале 1970-х гг. Соответственно, техническое и технологическое состояние электроэнергетики страны существенно хуже, чем газовой отрасли. Кроме того, в течение всего периода времени после распада СССР, газовая отрасль, в отличие от электроэнергетической имела дополнительный существенный источник высокорентабельного дохода, и, следовательно, инвестиции, за счет экспорта газа (около 1/3 объема добычи в России) по мировым ценам в страны ЕС и СНГ. Эти ресурсов поддерживали техническое состояние и развитие газовой отрасли на существенно более высоком уровне, чем в электроэнергетике.

- во-вторых, в 2011-2012 гг. мировые цены на газ увеличатся на 25-30%, и, соответственно, чистая прибыль газовой отрасли увеличится на 120-150 млрд. руб. Это объясняется тем, что экспортная цена газа привязана к стоимости нефти с запаздыванием на 6-9 месяцев. Рост стоимости нефти на мировом рынке осенью – весной 2010-2011 года составил 30-40%. В то же время, экспорт электроэнергии из России составляет всего 1-2%, и никак не влияет на объем финансового рынка электроэнергии.

Таким образом, доля (нагрузка) капитальных инвестиций (700 млрд. руб. в 2010г.) на объем выручки в электроэнергетике (1,9 млрд. руб.) значительно выше, чем в газовой отрасли (790 млрд. руб. и 4 трлн. руб.). Или эта доля в электроэнергетике составляла 37%, в газовой отрасли – 21%, т.е. в 1,8 раз больше. Следовательно, Газпром и другие газовые компании имеют значительно больше возможностей увеличить финансирование своих инвестиционных программ, как за счет увеличения физического объема экспорта газа, так и за счет роста стоимости этого газа на мировых рынках.

Следует отметить, что в ближайшие годы прогнозируется значительный рост экспорта российского газа в ЕС, Китай и страны Азиатского – Тихоокеанского региона (АТР). Это связано с тем, что после аварии на АЭС Фукусима-1, развитие атомной энергетики в мире будет ограничиваться. Например, Германия объявила о снятии с эксплуатации всех своих АЭС к 2022г., Япония – о снижении доли производства электроэнергии на атомных станция и т.д. Обеспечение такого роста возможно не только за счет наращивания добычи газа на новых месторождениях – инвестиции в газовую отрасль, но так же за счет снижения потребления газа в электроэнергетике – инвестиции в генерирующие мощности ТЭС и АЭС. При существующем уровне потребления электроэнергии, возможность снижения потребления газа в электроэнергетике достигает 30 млрд. куб. м. до 2020 года. 

 

Причины низкой эффективности электроэнергетики России

 

Управление

Существующая система управления отраслью со стороны министерств, ведомств и госкомпаний (Минэнерго, Минэкономразвития, ФСТ, ФАС, Ростехнадзор, Росатом, ФСК, МРСК и др.) требует изменений, поскольку она неэффективна.

Рынок электроэнергии и мощности

Оптовый рынок электроэнергии и мощности является рынком для производителя. Потребитель получает фиксированную цену, которую предлагают энергосбытовые компании.

Эффективностью работы всей энергосистемы никто не занимается, системный оператор отвечает только за надежность энергоснабжения.

Все участники рынка электроэнергии и мощности, кроме потребителей, заинтересованы в росте цен своих долей, из которых складывается стоимость электроэнергии. Отсутствует механизм, ограничивающий рост этих цен.

Практически нет учета потребления реактивной мощности, во многих случаях отсутствуют системы компенсации, что приводит к росту сверхнормативных потерь.

Долгосрочные договоры на поставку электроэнергии, которые, как предполагалось, будут обеспечивать долговременный прогноз развития рынка, оказались невостребованными из-за постоянно меняющихся цен на топливо и соответственно на электроэнергию.

Правила оптового рынка электроэнергии и мощности не стимулируют проведение реконструкции газовых ТЭС, а формируют тренд для массового строительства дорогостоящих АЭС и ГЭС. При этом стоимость большинства инвестиционных проектов в электроэнергетике завышена на 20-70%.

  • По правилам оптового рынка продажная цена электроэнергии на сутки вперед устанавливается по наибольшей (маржинальной) цене, которую указывает последний отбираемый поставщик. В первой ценовой зоне в этой роли практически всегда оказываются газовые ТЭС, во второй – угольные ТЭС. Это связано с тем, что ежегодный рост регулируемой стоимости газа на 15-20% и соответствующий рост стоимости энергетического угля (рынок энергетического угля монопольный) автоматически приводит к росту стоимости электроэнергии этих ТЭС на те же 15-20%. ГЭС и АЭС не используют органическое топливо, поэтому рост маржинальной стоимости электроэнергии на оптовом рынке стимулирует необоснованный рост цены электроэнергии от этих станций. В результате за последние три года ГЭС и АЭС увеличили чистую прибыль соответственно на 122 и 49%.

Сегодня контроль за установлением цены ядерного топлива для АЭС передан Росатому, органу управления атомной энергетики. Это значит, что независимый контроль за ценообразованием отсутствует. С другой стороны, ежегодный темп роста стоимости электроэнергии АЭС, привязанный к 15%-ному росту регулируемой стоимости газа (через маржинальную цену на электроэнергию газовых ТЭС) позволяет наращивать затраты на издержки и обеспечивать не менее 15% ежегодного роста стоимости ядерного топлива. К сожалению, в отличие от стоимости газа, стоимость ядерного топлива в открытой печати не публикуется. На самом деле цена ядерного топлива внутри страны должна быть сопоставима с мировой (если рассчитывать ее через значение ППС) и приблизительно в два раза меньше (если рассчитывать ее с использованием курса доллара, установленного Центробанком).

Для исправления ситуации необходимо перевести Росэнергоатом и РусГидро на регулируемый тариф с обоснованной рентабельностью. Это позволит снизить оптовые цены на электроэнергию (мощность), дорожающую из-за ежегодного роста стоимости газа, за счет разбавления более дешевой электроэнергией АЭС и ГЭС. Аналогичная схема действует в Украине.

Обеспечение допуска независимых поставщиков газа к газотранспортной системе может снизить цену газа для ТЭС на 10-15% относительно цены ФСТ.

Для увеличения эффективности угольных ТЭС следует создать реальный конкурентный рынок энергетических углей либо ввести регулируемую цену на энергетический уголь для монопольного поставщика.

Стоимость услуг на транспортирование электроэнергии по сетям ФСК и МРСК регулируется ФСТ. Сегодня она существенно завышена. В 2010 г. электросетевые компании получили чистую прибыль в размере 107 млрд руб. Следует также отметить, что ФСТ и Минэнерго практически не  контролируют в этих компаниях издержки при эксплуатации сетей и эффективность реализации огромной инвестиционной программы (350 млрд руб.).

Услуги распределительной сети низкого напряжения предоставляются муниципальными организациями, подчиняющимися местным органам власти. Стоимость их услуг устанавливается региональными энергетическими комиссиями и часто абсолютно бесконтрольно.

Следует пересмотреть план строительства генерирующих компаний – достаточно построить 7-8 (по числу Федеральных округов) вместо 22. Необходимо также установить конечную стоимость на электроэнергию на несколько лет вперед, ввести предельные цены на все услуги и оборудование.  Электроэнергетические компании должны быть открыты, информация о структуре цены их услуг должна быть доступна для всех, чтобы можно было вести постоянный анализ и контроль. Термин «коммерческая тайна» должен быть исключен из делового оборота. Для последнего утверждения уместно перефразировать замечательное высказывание М.Е. Салтыкова-Щедрина: «Горе – думается мне – той отрасли, в которой и компании, и смежники безнужно скулят о том, что коммерческая тайна священна! Наверное, в отрасли сей имеет произойти неслыханное воровство».

 

Энергетическая стратегия, инвестиции, строительство, сбыт

 

Энергостратегия-2009 в части электроэнергетики – абсурдна. Темп роста потребления электроэнергии завышен минимум в два-три раза. Соответственно завышена и инвестиционная программа электроэнергетики. Каждый необоснованный процент роста потребления электроэнергии за 10 лет потребует дополнительных инвестиций в новое строительство в размере 200 млрд. руб.

Принятую инвестпрограмму невозможно реализовать, т.к. имеющиеся финансовые, проектные и строительно-монтажные ресурсы достаточны для выполнения толькополовины задуманного. Низкая квалификация топ-менеджеров госкомпаний может обеспечить реализацию всего 35- 40% проектов.

Строительство новых АЭС существенно дороже строительства ТЭС и неэффективно. Поэтому политическое решение об увеличении доли атомной энергетики с 16 до 25% до 2030 г. не имеет обоснования. Для сохранения доли АЭС в производстве электроэнергии внутри страны и обеспечения референтности новых проектов АЭС, которые Росатом предлагает строить за рубежом, необходимо построить не более 10-12 ГВт мощностей АЭС до 2030 г. При этом дополнительные затраты сверх равновесной цены АЭС должны покрываться за счет государственного бюджета, а не за счет участников рынка – тепловой генерации и потребителей.

Для реализации программы договоров на поставку мощности (ДПМ) стоимостью 1,8 трлн руб. (28 ГВт до 2018 г.) частные генерирующие компании согласовали с Минэкономразвития получение долгосрочного кредита в Сбербанке, ВТБ и др. из расчета 15% годовых. И это при высокой надежности заемщиков, инвестиционного характера кредита и прогнозируемой годовой инфляции не более 6-7%. Снижение процентной ставки кредита до уровня инфляции уменьшит нагрузку на стоимость электроэнергии не менее чем на 30 млрд руб. в год. К тому же, где же собственные средства генерирующих компаний, которые были предусмотрены как инвестиции (около 500 млрд руб., а по заявлениям А. Чубайса в 2008 г. – 800-1000 млрд руб.)?

В европейской части и Урале в большинстве случаев нагрузка регулируется за счет работы энергоблоков ТЭС. При работе в пиковом и полупиковом режиме на многих энергоблоках удельный расход топлива возрастает до 25%. Если заданный режим работы не соответствует требованиям производителя оборудования, снижается надежность работы энергоблоков. Однако в программе строительство пиковых энергоблоков не предусмотрено.

Потери в сетях составляют 14% при норме не более 8%. При потреблении 1 трлн. КВт∙ч на сверхнормативные потери расходуется 30 млрд. КВт∙ч. Сетевым компаниям необходимо разработать программу по снижению потерь, связав ее с объемом инвестиций. Следует иметь в виду, что в энергосети инвестируются огромные средства: в 2010 г. объем финансирования ФСК и МРСК составлял соответственно 200 и 150 млрд руб. Контроль исполнения инвестпрограмм Минэнерго России осуществляет из рук вон плохо.

 

Сбыт

Во всем мире энергосбытовые компании работают за надбавку в 2-5%. У российских сбытовых компаний, кроме этой надбавки, есть еще существенный маржинальный доход от перепродажи электроэнергии и мощности. От 70 млрд. до 90 млрд. руб. в год сбытовые компании получают за счет манипуляций с продажей мощности потребителям в часы несовмещенных пиковых нагрузок. От 7 млрд. до 10 млрд. руб. оседает в сбытовых компаниях за счет снижения платы за мощность при неплановой остановке генерирующего оборудования. Эти средства во многих случаях не транслируются потребителем.

Количество сбытовых компанийи гарантирующих поставщиков превысило все мыслимые значения – около 5000 предприятий. Полностью потерян контроль регионов за их деятельностью. Действительно необходимы не более 500 компаний, в противном случае губернаторы, ответственные за ограничение цен на электроэнергию, не будут иметь рычагов за их контролем.

 

О развитии энергоемких предприятий в России.

 

Во всем мире электроемкое производство (цветные металлы, черные металлургия и др.) обычно расположены вблизи ГЭС, являющихся производителями дешевой электроэнергии. В России это регионы Центральной Сибири (Иркутская, Красноярская, Кемеровская области), где находятся ГЭС общей мощностью 25 ГВт. От них до тихоокеанских портов 3-3,5 тыс. км, до черноморских и балтийских 4,5 тыс. км.

 Для сравнения, в Китае от ГЭС мощностью около 120 ГВт до тихоокеанских портов всего 0,8-1 тыс. км. Поэтому на вопрос: «Кто будет контролировать уровень цен и объем производства товаров с большой долей стоимости электроэнергии в них?», ответ однозначный – Китай. И даже сверхвыгодные налоговые условия, толлинговые схемы ситуации не изменят. Отсюда следует, что строительство ГЭС в этих регионах с развитием электроемкого производства будет тем более неконкурентоспособно по сравнению с Китаем.

 

Выводы и рекомендации по совершенствованию электроэнергетики

 

1. Реформа электроэнергетики не привела к достижению ожидаемых результатов ни по одному из основных параметров. В отношении надежности энергоснабжения и безопасности функционирования энергосистемы мы оказались свидетелями череды крупных аварий, происшедших в последнее десятилетие. Не обеспечена доступность подключения мощности. Цена электроэнергии для промышленных потребителей и населения России по сравнению с США, ЕС и другими развитыми странами оказалась выше в 1,5-5 раз для промышленных потребителей и до 2 раз для населения.

2. Сравнение стоимости электроэнергии и газа для внутреннего потребления в России и в других странах должно проводиться не по курсу доллара (евро) ЦБ, а по ППС доллара к ВВП, например: в 2010 г. вместо 30,5 руб./дол. по курсу Центробанка необходимо использовать значение ППС доллара, равное 16 руб.

3. В России темп изменения ВВП и темп внутреннего потребления электроэнергии и газа тесно связаны. В период роста ВВП (1999-2008гг.) на 1% роста ВВП приходилось 0,3% роста потребления электроэнергии и газа.

4. В России в целом нет дефицита электроэнергии. На душу населения производится на 10% больше электроэнергии, чем в «старых» странах ЕС и на 35% больше чем в «новых».

5. Завышение планов строительства новых генерирующих мощностей влечет за собой необоснованный рост тарифов на электроэнергию. В Энергостратегии-2009 планы нового строительства в два раза превышают потребности.

6. В качестве первоочередных мер, способных сбалансировать тарифы на электроэнергию, можно назвать следующие:

- пересмотр Энергостратегии (2009г.) в части электроэнергетики, сокращение объемов инвестиций до 2020г. с 11 трлн. руб. до 6 трлн. руб. в ценах 2010г.;

- замораживание стоимости газа для ТЭС на уровне 2011г.;

- реализация программы повышения эффективности эксплуатации электроэнергетических объектов, повышения КИУМа ТЭС и АЭС (дополнительный объем генерации не менее 200 млрд. Квт.ч.);

- первоочередное обеспечение реконструкции не менее 44 ГВт действующих газовых ГРЭС и ТЭЦ

- строительство новых генерирующих мощностей не более 30ГВт, из которых не менее20 ГВт могли эффективно нести пиковые и полупиковые нагрузки;

- снятие с эксплуатациистарых ТЭС мощностью 15 ГВт, построенных до 1960г.

- перевод Росэнергоатом и РусГидро на регулируемые тарифы с обоснованной рентабельностью;

- создание вместо 22 генерирующих компаний максимум 7-8, по числу Федеральных округов;

- резкое сокращение количества сбытовых компаний и гарантирующих поставщиков с 5000 до 500. Обеспечениеконтроля регионов за их деятельностью;

- введение жесткого контроля за издержками на всех этапах строительства и эксплуатации объектов электроэнергетики (генерации, сетевого хозяйства, сбыта). Снижение конечной стоимости электроэнергии не менее, чем на 20%;

- реализация программы электросбережения со стороны потребителя. Снижение электропотребления не менее, чем на 100 млрд. КВт.ч;

- в кратчайшие сроки организовать Некоммерческое партнерство «Ассоциация потребителей электроэнергии», куда должны войти представители крупного, среднего и малого бизнеса. Делегировать от этой Ассоциации представителей в Совет рынка электроэнергии и мощности.

7. Усиление контроля за издержками на всех этапах строительства и эксплуатации объектов электроэнергетики.

 

Текст с рисунками см. в разделе "Наши труды" "Модернизация России: проблемы и пути их решения", стр. 221-236 



[1]ТЭС, АЭС, ГЭС – соответственно тепловые, атомные и гидроэлектростанции

[2]EBITDA (EarningsBeforeInterest, Tax, DepreciationandAmortization) - это доход до уплаты налога на прибыль, процентов и амортизации.

[3]ИПЕМ – Институт проблем естественных монополий 


Комментарии:


Добавить комментарий
Ваше имя:

E-mail:
Сообщение (*):
Введите код на картинке:

Deprecated: Function split() is deprecated in /var/www/u0738939/data/www/modern-rf.ru/netcat/require/s_list.inc.php(214) : eval()'d code on line 3