Автономная некоммерческая организация
Экспертно-аналитический центр
по модернизации и технологическому развитию экономики
ЭАЦ «Модернизация»

Темы

Новости

ПАНДЕМИЯ. СРОЧНЫЕ МЕРЫ ДЛЯ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ РОСТА ЭКОНОМИКИ РОССИИ

  

 
Р.И. НИГМАТУЛИН, Б.И. НИГМАТУЛИН
А.Г. АГАНБЕГЯН, М.Д. АБРАМОВ, В.А. КАШИН
 
 
 
ПАНДЕМИЯ 2020
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ
КРИЗИС В РОССИИ
ЧТО НАДО ДЕЛАТЬ
 
 
Москва
Издательская группа
«ГЭОТАР-Медиа»
2020
 
 
 
 
 
 
 
  


Часть 1.
ПАНДЕМИЯ. СРОЧНЫЕ МЕРЫ
ДЛЯ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ
 
Р.И. Нигматулин, Б.И. Нигматулин
 
На седьмом году российской экономической стагнации, сопровождаемой падением доходов населения, коронави-русная пандемия, охватившая весь мир, и мировой эконо-мический кризис со снижением мировых цен на российское сырье отвлекли внимание от обсуждения корректировки национальных программ, направленных на социально-эко-номический рост. Этому отвлечению способствовала и кам-пания по конституционной реформе.
 
Для российской экономики социально-экономический ущерб от пандемии обострит кризис из-за падения уровня жизни большей части населения. Наша страна в последние 6 лет (2014–2019) находилась либо в экономическом кризисе (2014–2016), либо имела слабый экономический рост (2017–2019), а в среднем в эти годы темп роста ВВП был менее 1% в год. При этом в 2019 г. по сравнению с 2013 г. уровень доходов населения (в сопоставимых ценах) снизил-ся на 6%. А в 2020 г. доходы могут упасть еще на столько же или даже больше.
 
Несмотря на декларации, экономика России не сошла
 
с    «нефтяной иглы», в ней не построен внутренний механизм выхода из кризиса. Все предыдущие послекризисные подъемы связаны с восстановлением мировых цен на нефть. Последнее достаточно ярко проявилось в 2010–2013 гг., когда подъем был обусловлен почти двукратным ростом мировой цены на нефть. Именно за счет этого наша страна восстановилась и превысила лучшие докризисные показатели по экономике и социальной сфере.
1. Социально-экономические потери в 2020 г. Сегодняшнийкризис характеризуется четырьмя показателями: 1) ростом инфляции; 2) потерей рабочих дней; 3) падением цен
 
и   спроса на наши экспортные товары, в которых 90% зани-мают сырье и полусырье; 4) падением производства из-за неизбежного падения в них инвестиций.
 
Авторами разработан метод расчета прогноза падения основных макроэкономических параметров на текущий кризисный год. Метод основан на использовании устойчивых (маломеняющихся) в течение последнего десятилетия безразмерных параметрах, характерных для современной экономики России. К ним, в частности, относятся доли денежных доходов населения, консолидированного госбюд-жета, экспорта и инвестиций в основной капитал в ВВП, отношение импорта к ВВП, электроемкость ВВП, доля оплаты труда в госбюджете, доля углеводородов в экспорте
 
и др. Метод представлен на примере кризиса 2020 г. и вери-фицирован на примере кризиса 2009 г.
 
Согласно указанным расчетам, в 2020 г., при среднего-довом курсе рубля 70 руб./$, девальвация составит 8,4%, а инфляция — 4,3%.
 
Падение ВВП из-за установления режима нерабочих дней (16,5% от рабочих дней в году) и их последействия определяется снижением производства товаров и услуг компаниями с существенным электропотреблением, показателем чего является уменьшение электропотребления,
 
и   снижением производства малыми и средними предприятиями (МСП), занятыми в сфере услуг с малым электропотреблением. В итоге падение ВВП из-за коронавирусных каникул составит 6,3%.
Следующая компонента падения ВВП связана с сокра-щением экспорта (составляющего 28% ВВП) из-за падения мировых цен и мирового спроса на углеводородное топливо (нефть, нефтепродукты, природный газ) и другое сырье российского экспорта (уголь, металлы, древесину, целлюлозу, удобрения, зерно и др.). Наша оценка основана на средне-годовой цене нефти Brent, равной $ 42 за баррель3 (падение относительно 2019 г. на 34%), сокращении объема экспорта углеводородов на 10%, сокращении цены и объема экспорта других товаров на 10%. Согласно этому сценарию, экспортная выручка сократится на 27%, ВВП — на 7,6%.
 
И, наконец, третья компонента падения ВВП связана
 
с     сокращением инвестиций в основной капитал (ИОК), входящих в валовые накопления. Это добавит к падению ВВП еще 1,1%.
 
В   результате полное некомпенсированное падение ВВП в 2020 г. составит: 6,3% + 7,6% + 1,1% = 15%, что равно 16,5 трлн руб. в ценах 2019 г. К этому следует добавить инфляцию 4%, и в сумме экономический ущерб будет равен 19% от ВВП 2019 г.
 
Экономические ущерб у нас будет намного выше, чем в других странах. В частности, падение ВВП (по прогнозу МВФ) в странах Европы, Северной Америки (6–9%)
 
и   мира (3%). А в большинстве европейских стран удешевление сырья даже уменьшит экономический ущерб и облегчит им выход из кризиса, хотя во многих странах (США, Италии, Великобритании, Испании, Франции и др.) пандемия проходит гораздо тяжелее, чем у нас.
 
 
2.   О правительственных мерах по компенсации ущерба пандемии. Президент РФ заявил, что «нерабочие дни» и самоизоляция по месту жительства должны быть «при сохранении рабочих мест и доходов граждан»(курсив наш. —Авт.).Однакоза эти каникулы и после них зарплаты работников МСП уже упали. Большинство этих предприятий, обслуживающихнаселение, находятся в сложном финансовом положении,
 
у них отсутствуют финансовые резервы. Напрямую затронутыми или потенциально невостребованными оказываются более 10 млн работников МСП, занятых в сфере услуг.
 
Президент РФ, Председатель Правительства РФ и мэр Москвы объявили меры поддержки — полугодовую отсрочку по всем налогам (за исключением НДС), сокращение стра-ховых взносов в 2 раза (с 30 до 15%). Наконец, для многих МСП предложена возможность получить кредит на 10 мес (с 01.06.2020) под 2% годовых в размере МРОТ на одного сотрудника. При этом, если предприятие сохраняет до 90% численности сотрудников, этот кредит и проценты по нему гасятся государством. Президент РФ рассчитывает, что такой возможностью смогут воспользоваться МСП суммарной численностью сотрудников до 7 млн человек. До конца 2020 г. на эту поддержку может потребоваться около 550 млрд руб. Однако многие МСП не смогут выполнить условие по сохранению численности сотрудников, поэтому не будут брать кредит, а просто проведут сокращение.
 
Дополнительная помощь семьям с детьми до 3 лет по 5 тыс. руб. в месяц (около 300 млрд руб. в год) и единовременная выплата в размере 10 тыс. руб. на каждого ребен-
ка от 3 до 16 лет (около 230 млрд руб.) станет некоторым подспорьем для многих российских семей, у которых суще-ственно сократились доходы.
 
Однако для потерявших доходы 10 млн работников МСП необходима немедленная прямая поддержка хотя бы в виде минимальной оплаты труда (12,1 тыс. руб. в месяц), что состав-ляет 120 млрд руб. в месяц или около 1 трлн до конца года.
 
В     ближайшие недели, судя по высказываниям министров, предполагается выделить на все виды поддержки около 3 трлн руб., или около 3% ВВП. Этого явно недостаточно, чтобы предотвратить социально-экономическиепотрясения и предотвратить существенное падение доходов населения. Ведь и после отсрочки бизнес должен будет оплатить аренду и налоги, а население — оплатить услуги ЖКХ. При объявленной Правительством РФ поддержке восстановление экономической активности в нашей стране будет происходить дольше, чем в мире (более 1 года), из-за резкого снижения доходов населения и пока еще очень низкой их компенсации. Даже в августе и сентябре многие предприятия еще не смогут приступить к нормальной рабо-те из-за отсутствия оборотных средств, а это чревато массо-выми увольнениями.
 
3. Необходимая компенсация потери ВВП. В связи с пред-стоящими в 2020 г. значительными потерями ВВП, а с ними потерями доходов госбюджета и доходов населения необхо-дима компенсация, уменьшающая эти потери. Размер ком-пенсации следует определить состоящим из четырех сла-гаемых. Первое слагаемое — компенсация потерь доходов консолидированного государственного бюджета. В долях ВВП она равна 5,1%. Часть этой компенсации, равная 2,7% ВВП, будет использована для сохранения оплаты труда госбюджетников.
Второе слагаемое — компенсация потери ИОК, которая необходима, так как уменьшение инвестиций, которые и     так аномально малы, не позволит обеспечить выход из кризиса и экономический рост в 2021 г. Эта компенсация равна 1,1% ВВП.
 
Третье слагаемое — компенсация для покрытия хотя бы 60% потерь доходов из-за каникул и их последействия той части населения, которая занята в секторе услуг МСП. Она равна 1,4% ВВП.
 
Четвертое слагаемое — компенсация потерь доходов самозанятых, хотя снижение продукции последних не вклю-чается в падение ВВП, и безработных. Скорее всего, около 5 млн человек обратятся для получения пособия по безработице на 5 мес, что стоит 0,3% ВВП.
 
В   итоге предлагаемая компенсация в долях ВВП 2019 г. равна 8% ВВП, или 9 трлн руб. Такая компенсация уменьшит падение ВВП до 7% ВВП, которая придется на экспортеров сырья и полусырья и крупные предприятия. Помимо соци-ального фактора и сохранения стабильности страны, пред-лагаемая компенсация позволит уменьшить падение доходов населения в долях ВВП 2019 г. с 8,0 до 3,5% ВВП. При этом относительное падение доходов населения уменьшится с 15,0 до 6,5% (без учета инфляции). Но инфляция добавит к паде-нию доходов населения еще 4%. Тем не менее рекомендуемая компенсация, помимо социального значения, кардинально сократит падение спроса, а это позволит начать восстановле-ние экономики уже в третьем квартале 2020 г.
 
Кстати, расчет показывает, что некомпенсированное паде-ние ВВП в 2009 г. было равным тоже 15±1%, и тогда Правительство решилось на компенсацию из резервов, рав-ную 8% ВВП, что сократило падение ВВП до 7,8%.
Выделение в течение 2020 г. 8% ВВП (9 трлн руб.) из государственных резервов (60 тыс. руб. на душу населения) соответствует 350 млрд долларов (2400 долларовна душу населения) по паритету покупательской способности (25,5 руб./$ППС, 2019).
 
Хотя экономические убытки в США и странах Евросоюза меньше, чем в России, там компенсация
в   долях ВВП на покрытие экономических потерь гораздобольше 8% (более 10%) и соответствует 6–9 тыс. долларов (более двух среднемесячных доходов) на душу населения. Это по ППС соответствует 150–230 тыс. руб. на душу населения, или в 2–3 раза больше, чем предлагается
 
в России.
 
4.   Дополнительные меры, необходимые для смягчения воз-действия кризиса. Правительству РФ необходимо в 2020 г.реализовать следующие мероприятия.
 
1)     Следует проработать систему администрирования
 
и     контроля за доведением выделяемых компенсаций до адресатов, каковыми могут быть юридические
 
и   физические лица. Необходимо исключить как тор-можение трансфертов избыточным администрирова-нием, так и коррупцию.
 
2)     Разрешить предприятиям НДС и взносы, которые они должны перечислять в госбюджет и страховые фонды, использовать в течение 2–3 мес для оплаты труда (а это 2 трлн руб.). Дело в том, что, помимо остановки производства, даже работающие предприятия страдают от неплатежей остановившихся смежников, и они не смогут выдать зарплату. Предлагаемая мера равно-сильна кредитованию бизнеса со стороны государства с существенным облегчением администрирования
 
и контроля.
3)     Следует предусмотреть компенсацию инфляционных издержек для беднейшей части населения.
4)     Для облегчения кредитования — продолжить снижение ключевой ставки ЦБ до 3% с налаживанием системы жесткого контроля целевого использования кредитов. 
 5)     Для защиты отечественного производителя до конца 2020 г. следует снизить курс рубля к доллару до 80 руб./$, сокращая долларовые интервенции и поддер-живая импортозамещение. Тогда среднегодовой курс в 2020 г. будет не 70 (как принято в наших расчетах), а 75 руб/$, девальвация составит 16%, а инфляция 6%, что по номиналу сократит рублевое некомпенсированное падение ВВП с 15% до 13%, но в сумме с инфляцией ущерб составит те же 19% (см. п. 1).
 
6)     Необходимо ужесточить контроль валютного рынка
 
и     ввести налогообложение некоторых видов транс-граничного перемещения капитала, и в первую очередьв офшоры.
 
7)     В условиях роста заболеваемости, падения реальных доходов, роста безработицы решающим для сохранения социально-политической устойчивости страны станет доверие народа к власти. Президент и премьер-министробращаются к народу с призывами мобилизоваться
 
и    перетерпеть лишения. Но необходимо показать, что депутаты, министры и другие высокооплачиваемые чиновники с доходом более 1 млн руб. в месяц, а также богатейшие менеджеры и собственники тоже готовы перетерпеть и перейти хотя бы временно на сокращение своих высоких доходов в пользу Фонда национального благосостояния (ФНБ). Это можно сделать, если они хотя бы временно (на 3–4 мес) по рекомендации руководства страны примут для себя прогрессивную шкалу налогообложения на доходы физических лиц, принятую во всех странах Европы и Северной Америки.
 
А это около 40% их доходов за 3–4 мес предыдущего, очень успешного для них 2019 г. Благодаря этим взносам ФНБ может получить около 2 трлн руб. Эта акция поможет сохранить единство народа, снизить напря-жение в обществе, предотвратить возможное массовое недовольство.
 
8)     Правительство должно позаботиться, чтобы выделенные финансы были обеспечены потребительскими товарами. Необходимо заранее обеспечить товарные запасы, в том числе и за счет импорта (в первую очередь, запасы продовольствия и медикаментов).
 
9)     Пандемии будут повторяться. Общество и власть долж-ны осознать, что медицинские работники обеспечи-вают основу безопасности страны, как и военнослужащие. Общее финансирование здравоохранения и та его часть, которая обеспечивается государством (федеральным и региональными бюджетами и фондом медицинского страхования), в России составляют соответственно 5,3 и 3,5% ВВП. Это в 2 раза меньше европейских норм. В ближайшие 2 года необходимо достичь соответственно 7 и 5%, а затем, к 2024 г., — 9 и 7% ВВП, как в странах ЕС и ОЭСР.
 
5.   Заключение. Вместо очередного провозглашения целейпо улучшению благосостояния народа путем реализации 12 национальных программ надвигается угроза безработицы и   продолжения падения уровня жизни. Это падение нужно остановить, запланировав поэтапно использовать 8–9 трлн руб. из ФНБ.
То, что наши социально-экономические потери в долях ВВП будут значительно большими, чем в Европе и Северной Америке (где до недавнего времени пандемия проявилась сильнее, чем у нас), и чем наши же потери в кризисе 2009 г., свидетельствует о крахе до сих пор проводившейся социаль-но-экономической политики.
 
Об   этом    же    свидетельствует     отказ    Президента     РФ В.В.   Путина от задачи по вхождению страны в число круп-нейших экономик мира даже к 2030 г., которая, согласно майским указам, должна была быть достигнута к 2024 г., а затем в связи с пандемией срок перенесен на 2030 г.
 
После преодоления пандемии необходимо немедленно начать реализовывать новую социально-экономическую политику перехода к росту экономики и оздоровлению социальной сферы. Для этого нужно переработать провозглашенные Президентом РФ национальные проекты и изменить кадровую политику в финансово-экономиче-ском, отраслевом и социальном блоках Правительства РФ и государственных корпораций. Нам нужна более незави-симая от мировых кризисов отечественная экономика с раз-витыми производительными силами и профессиональными руководителями.
 
И   об этом речь идет ниже.


 

Часть 2.

 
РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ РОСТА ЭКОНОМИКИ РОССИИ
 
Р.И. Нигматулин, А.Г. Аганбегян, М.Д. Абрамов, В.А. Кашин
 
Рекомендации подготовлены с учетом решений форума, проведенного в мае 2019 г. Российской академией наук совместно с Вольным экономическим обществом, и пред-ложений, сделанных сотрудниками институтов РАН — ака-демиками В.И. Осиповым, Г.А. Папцовым, И.Г. Ушачевым, П.А. Чекмаревым, чл.-корр. РАН А.Р. Бахтизиным и В.А. Цветковым, д-рами экон. наук Е.Б. Ленчук, В.В. Локосовым,     В.М. Симчерой, С.В. Чернявским, канд. физ.-мат. наук К.Х. Зоидовым, канд. экон. наук Е.В. Моргуновым, канд. геогр. наук Ю.А. Симагиным и др.
 
I. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ
 
В        российском обществе обсуждаются перспективы достижения целей, поставленных в майском, 2018 г., Указе Президента РФ. Эти цели имеют фундаментальное значение для развития России в ближайшее десятилетие. Все чаще раздаются голоса об их невыполнимости, тем более что не выполнены аналогичные задачи, поставленные в таких же указах еще в 2012 г. А с 2013 г. экономика России находится в стагнации. Ее ВВП в 2019 г. был равен 110 трлн руб., что в месяц на душу составляет 60 тыс. руб., или около 2000 долл., по паритету покупательной способности (ППС), из которых денежные доходы составляют 33 тыс. руб. Это мало, а за семь последних лет среднегодовой прирост ВВП был незначительным — по Росстату, около 1%, а мир прирастал с темпом 3%, Китай же убегает от нас с темпом 7%. Наш ВВП России на душу населения по ППС меньше, чем в бывших соцстранах (Польше, Чехии, Словакии, Венгрии, Румынии) и в странах Прибалтики (Литве, Латвии, Эстонии).
 
Оничтожности и незначимости прироста ВВП по Росстату свидетельствует то, что с 2013 г. реальные доходы населения сократились на 7%, а с учетом роста безработицы и падения доходов самозанятых — на 12%. Об этом же свидетельствует и обесценивание накоплений пенсионного фонда, что подтолкнуло правительство к непопулярной пенсионной реформе.
Падение доходов народа снижает двигатель экономического роста — спрос, и из-за этого и низкого качества про-дукции не загружены многие предприятия.
 
Серьезной проблемой стал износ основных фондов, который достиг 50%.
 
Не улучшается положение наших «тяжелых» территорий (нечерноземный центр, Сибирь, Дальний Восток и др.).
 
Несмотря на государственные бюджетные льготы, доля в ВВП имеющего особое геополитическое значение Дальнего Востока застыла на уровне 4%, а отток населения оттуда не уменьшается.
 
Уже 30 лет страна не может преодолеть бедность. Она охватывает не менее 50% семей, а около 15% — крайне бедные.
 
На селе, где уровень оплаты труда составляет 60% среднего по стране, 75% жителей бедные.
 
Диспропорции доходов и цен усугубляются в ущерб селу, сельским территориям и сохранению плодородия почв. И, несмотря на нехватку квалифицированных механизаторов, животноводов и др., люди уходят из села и переполняют города.
 
Агрохолдинги, работающие на огромных частных землевладениях (латифундиях), потребляют государственные дотации, обогащают латифундистов, разоряют сельское население, нарушают их права на сохранение своего образа жизни. Европа давно отказалась от агрохолдингов. Там производители продовольствия — кооперативные структуры из сотен тысяч семейных хозяйств, работаю-щих по общим для всех правилам и технологиям.
 
Рост экспорта природных ресурсов обостряет проблемы их истощения, загрязнения окружающей среды и катастроф,
а   система экологического и метеорологического мониторинга, в том числе в океанах и Арктике, не развивается.
 
И, наконец, о демографии. После некоторой стабилизации возобновилось сокращение населения с падением рождаемости и сохранением высокой смертности.
 
С    2003 по 2017 г. смертность в РФ снизилась с 16,5 до 12,4 на 1000 человек и больше не уменьшается. В новых
 
и    старых странах ЕС она равна 11,0 и 9,6 соответственно. А ведь в 1986 г. смертность в РСФСР равнялась 11. За 2019 г. естественная убыль населения в РФ составила 300 тыс. человек. Для уменьшения смертности к 2024 г. только до упомянутого уровня РСФСР необходимо более чем в 2 раза больше средств, чем это предусмотрено в национальном проекте «Здоровье».
  
Большие объемы скупки иностранной валюты и вывоза капиталов, офшоры, криминал с участием правоохрани-тельных органов, пропаганда приукрашиваемых недосто-верных данных дополняют описание нашего состояния.
 
Преодоление перечисленных проблем необходимо не только для повышения благосостояния народа, но и для сохранения устойчивости нашей страны, предотвращения социальных конфликтов и повышения обороноспособности. А для этого требуются серьезные изменения в социально-экономической сфере, в распределении доходов и расходов.
 
 
II. ПРИЧИНЫ ОТСУТСТВИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
 
Главная причина отсутствия экономического роста состоит в том, что в России производить невыгодно из-за высоких налогов с предприятий, что препятствует инвестициям. Это бремя необходимо уменьшать, перемещая их на сверхдоходы физических лиц и их дорогую собственность.
 
Показательно сравнение налоговой нагрузки на рабо-чую силу и предприятия в России и США. У них прогрессивная шкала подоходного налога ранжируется от 0% до 38%, при этом зарплата работников менее 1 тыс. долл.
 
в   месяц налогом не облагается. У них социальные сборы составляют 13%, а у нас — 30%. У них налог с продаж
 
в    разных штатах от 6 до 9%, а у нас НДС — 20%. У них нет налога на имущество предприятий, а у нас он — 2,2%. У них расходы до 2 млн. долл. в год на приобретение оборудования уменьшают налоговую базу прибыли, у нас — нет. В результате налоговая нагрузка на предприятия у нас
 
в   3 раза тяжелее, чем в США.
 
 
 
Сохранение малой инвестиционной доли ВВП, равной 17%, малых вложений в экономику знаний (12% ВВП)
 
и    на науку (1% ВВП) не дает шансов на экономический рост, рост производительности труда и не может обеспечить социально-экономический, демографический и гуманитар-ный прогресс.
Тормозит рост экономики, снижая покупательский спроси   вопиющее социальное неравенство с бедностью 50% населения и аномальной роскошью 0,5% его богатейшей части. Россия занимает 50-е место в мире по размеру минимальной зарплаты и 1-е место — по числу миллиардеров, отнесенному к ВВП. У нас их больше в 2,5 раза, чем в США, в 3 раза — чем в Европе и в 10 раз — чем в Японии. Помимо ослабления экономики, несправедливость такого неравенства разъедает государство и грозит потерей устойчивости страны.
 
Еще одна причина отсутствия экономического роста — высокие внутренние цены на наше же сырье, топливо и    электроэнергию. По сравнению с США, имеющих, как
 
и РФ, собственные нефть, газ и уголь, у нас цена на бензин и    электроэнергию по ППС в 2 раза выше. В 2 раза у нас выше и доля ВВП на оплату электроэнергии, хотя затраты
электроэнергии [кВт-ч на 1000 долл. ВВП (по ППС)] у нас выше всего на 15%.
И, наконец, монополизм, коррупция, некомпетентность управленцев, незащищенность прав собственности, офшоры, несправедливая судебная система стали мощным фактором деградации производительных сил и государства.
 
В    результате у нас чрезвычайно низкая эффективность инвестиций, определяемая отношением прироста ВВП к     приросту инвестиций в основной капитал. В последние годы он стал равным 2, а по миру он равен от 3 до 5. А в Советской России он был равен 4,2. Упавшая эффективность нынешнего руководства экономического блока и руководителей производственных предприятий стала сильнейшей экономической силой, тормозящей развитие страны.
 
Отсюда и призыв Президента РФ: «Не следует забрасы-вать деньгами не готовые к этому отрасли экономики».
 
А таких у нас большинство из-за неэффективности управ-ляющего класса и пороков экономического порядка. Но без инвестиций не будет реального экономического роста.
 
 
Именно поэтому необходимы новые руководители — специалисты, способные эффективно реализовывать инвестиции, необходима реформа экономического и государ-ственного порядка с научной проработкой всех деталей. Необходима также консолидация государства и общества. Иначе ситуация будет ухудшаться.


 
 
 III. НАПРАВЛЕНИЯ РЕФОРМИРОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОРЯДКА
 
Экономический порядок определяют предпринимательский климат (налоговая, финансово-кредитная и судебная системы), инвестиции, спрос, балансы, предпринима-тельский климат, профессиональный и моральный уровень народа и руководящего класса.
 
Ориентир для обеспечения платежеспособного спроса: минимальная месячная зарплата должна быть примерно равна цене 1000 л бензина (а не 200 л, как у нас), а средняя — в 2 раза больше.
 
Ориентир для инвестиций в основной капитал: они должны составлять не 17% ВВП, а в 1,5 раза больше, то есть не менее 25% ВВП.
 
Инвестиции реализуются кредитами, но в конечном счете они оплачиваются покупателем. Именно поэтому главным инвестором может быть только платежеспособный народ, для чего его зарплата должна быть сбалансирована с издержками и ценами.
 
Ориентир для баланса цен на народные товары и энер-горесурсы: цена 1 кг простого хлеба должна быть примерно равна цене 3 л бензина (а не 1 л, как у нас).
 
Сложившиеся ценовые диспропорции между отраслями ведут к несбалансированному распределению доходов и расходов, что сдерживает экономический рост.
 
Перечисленные ориентиры характерны для всех развитых и развивающихся стран. Они обеспечивают сбаланси-рованность экономики и ее рост. К ним необходимо приблизиться в течение нескольких лет, шаг за шагом повышая оплату труда, параллельно снижая цены на энергоресурсы и сырье на внутреннем рынке и приводя к балансам зарпла-ты, издержки и цены на народные товары. Тем самым через оплату труда и сбалансированные цены будет повышена инвестиционная компонента в цене народных товаров.
 
Этому же способствует государственная поддержка наименее защищенных групп населения — обеспечение пособиями по беременности и родам, по уходу за ребенком, по временной нетрудоспособности, и она должна быть государственным приоритетом.
 
Для формирования профессионального и морального уровня руководящих кадров нужны смена кадровой политики, сокращение управленческого персонала, в том числе госслужащих, и вместо менеджеров необходимо привлечь специалистов, прошедших основные ступени профессио-нального роста и созидания, — ученых, инженеров, специа-листов аграрного сектора, врачей и т.д. Необходимо создать условия для реальной политической, кадровой и экономи-ческой конкуренции. Без этого вложения в экономику при-ведут только к инфляции.
 
IV. МОБИЛИЗАЦИЯ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА
 
Наша страна имеет значительный инвестиционный потенциал, который растрачивается и уходит из страны. Государство, опираясь на научные проработки, должно шаг за шагом, корректируя реформы, мобилизовать инвестиционный потенциал, чтобы он работал на развитие производительных сил.
 
Главным механизмом должен стать метод государственно-частного партнерства, при котором на 1 руб., вложенный государством, привлекается 2 руб. и более частного бизнеса, и   безопасность вложений бизнеса должна гарантироваться государством. Какие же меры и ресурсы может использовать государство?
 
1.    Необходимо обеспечить защиту всех видов собственности, в том числе и частной, всеми государственнымисилами.
 
2.    Ввести льготы (земельные, налоговые, таможенные и   административные) для инвестирования в основные фонды и вложения в человеческий капитал, экономи-ческий рост, импортозамещение и ввод высокотехнологичных производств.
 
3.    Использовать часть (около 200 млрд долл.) из золото-валютных резервов, которые составляют сегодня более500 млрд долл. Для этого за 2–3 года довести заим-ствования до 30 млрд долл. (около 2 трлн руб.) в год на выдачу инвестиционных кредитов для обновления действующего производства и ввода новых мощностей.
 
4.    Разработать закон «Об обороте основного капитала», в котором, в частности, должно быть предусмотрено создание на предприятиях амортизационных фондов, средства которых могут расходоваться лишь на покупку новых и восстановление изношенных основных средств. 
5.    Надо активней использовать средства от приватизации и средства банков, привлекая средства населения.
6.    С учетом опыта развитых и развивающихся стран надо научиться использовать дефицитный госбюджет (это даст около 3 трлн руб. в год) и долги государства. Долги надо начать с 3% ВВП, в течение 7 лет доведя их до 30–40% ВВП, занимая 40–50 млрд долл. ежегодно. Все эти средства нужно возмещать ценными бумагами, дающими доход за счет экономического роста. 
7.    Развить конкурентную среду во всех отраслях, борясь с государственной и олигархической монополизацией.
 
8.    Особое внимание следует уделить страхованию, паевым фондам, ипотеке, рынку земли, венчурному капиталу, фондовой бирже, биржевой торговле и т.д. Следует развить рынок капитала как двигатель экономического роста.
 
9.    Вместо государственных дотаций агрохолдингам надо поддерживать кооперацию сельскохозяйственных товаропроизводителей, исключать паразитических посредников, контролировать цены «от поля до прилавка», обеспечивать доступ малых форм хозяйствования к рынкам сбыта, чтобы преодолеть ценовые диспропорции в продовольственном секторе и способствовать обустройству сельских территорий (дороги, школы и др.).
 
V. МОБИЛИЗАЦИЯ ФИНАНСОВОЙ И КРЕДИТНОЙ СИСТЕМ
 
Необходимо преобразовать финансовую систему, ориентировав банковскую систему не только на предотвращение инфляции, но и на развитие производительных сил, создавая систему «длинных» денег по следующим программам.
 
1.    Трехлетняя программа снижения ключевой ставки ЦБ до 3% и ниже. 
2.    Целевые инвестиционные кредиты госбанков с низкими процентными ставками и проектное финансирование вместо залога, сопровождаемые жестким контролем расходов.
 
3.    Бюджетное финансирование компенсаций банкам затрат на часть ставки.
 
VI. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ НАЛОГОВОЙ И ТАМОЖЕННЫХ СИСТЕМ
 
Необходима коренная реформа системы налогов и государственных сборов.
 
1.    Увеличить долю региональных бюджетов в консо-лидированном бюджете с передачей регионам части функций.
2.    Необходимы не только контроль, но и повышенное налогообложение некоторых видов трансграничного перемещения капитала (в том числе и в офшоры).
 
Это соответствует решениям международной финансовой конференции в Бреттон-Вудсе (1944) для обеспечения стабильности национальных валют.
3.    Прогрессивная шкала налогообложения доходов и имущества — обязательное условие роста рыночной экономики. Она позволяет сбалансировать экономику, поддерживая покупательский спрос и инвестиционный потенциал, смягчая аномальное экономическое неравенство. Об этом свидетельствует опыт всех развитых и развивающихся стран.
 
Расчеты ученых РАН показывают, что если бы в России в последние 20 лет была такая же прогрессивная шкала налогообложения, как в среднем в ЕС, то за счет повышения спроса ВВП России стал бы более чем на 30% выше существующего.
В   США, Англии, Китае, Израиле, Японии, Швеции и других странах максимальная ставка НДФЛ — от 37 до 57%, а необлагаемый налогом доход равен 1 тыс. долл. в месяц.
 
Новая шкала НДФЛ, которую следует вводить поэтапно в течение 2–3 лет, должна освободить от подоходного налога тех, чья зарплата не превышает 20 тыс. руб. в месяц, сохранить нынешнюю ставку 13% с подавляющей массы остального населения. А повышенную ставку (30%) применять только на ту часть дохода, которая превышает сначала 500 тыс., а на следующем этапе — 250 тыс. руб. в месяц. Среди работающих такими доходами в нынешней России обладают менее 1%, но на них приходится значительная доля (более 30%) доходов домашних хозяйств. Такой же подход должен быть и к налогам на богатое имущество и богатое наследство.
 
Такая система позволит добавить в госбюджет около 3 трлн руб. в год.
 
4.    Необходимо снижать ставку НДС до 10%, а потери госбюджета компенсировать с избытком за счет более полного сбора и отмены возмещения НДС экспортерам сырья, сохранив его экспортерам продукции с высокой долей добавленной стоимости на основе предоставляемых калькуляций. Тогда бюджет РФ получит дополнительно около 1 трлн руб. в год. При этом 50% НДС следует оставлять регионам.
  
5.    Необходимо снизить ставку социальных взносов с 30 до 20%, а потери пенсионного фонда и фонда социального страхования с избытком компенсировать, отменив предельные ставки для взносов.
 
6.    Необходимо уменьшать налогооблагаемую базу налога на прибыль, если она инвестируется в производство в объеме до 50 млн руб. в год. При этом соот-ветствующая потеря региональных бюджетов должна быть скомпенсирована из федерального бюджета.
 
7.    Следует отменить все формы налогообложения фермеров, оставив только налог на уровне розничнойторговли (НДС или налог с продаж).
 
Поступления в бюджет, предусмотренные специальными налогами в отрасли «сельское хозяйство, охота и услуги в этих областях», составляют всего 0,1% от суммы всех налогов, что сопоставимо со стоимостью их администрирования.
 
8.    Надо сократить объем налогового отчета по примеру европейских стран.
9.    Данные Федеральной таможенной службы об экспорте и импорте России существенно отличаются от данных стран-партнеров соответственно об их импорте из России и их экспорте в Россию в 2 раза и более.
 
Потери бюджета из-за недополученных таможенных 
Необходимо обязать Федеральную таможенную службу выявлять разницу своих данных и данных, пре-доставляемых странами-партнерами. При наличии существенных расхождений — принимать соответ-ствующие меры.
 
10. Выделять квоту на экспорт зерна только при условии выполнения регламента по восстановлению плодородия пашни и соблюдения интересов потребителей на внутреннем рынке.
 
VII. ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРИРОДНОЙ РЕНТЫ
 
Необходимо оптимизировать эксплуатацию природных ресурсов, на которых в значительной степени держится экономика России, чтобы стимулировать развитие как сырьевых, так и несырьевых отраслей и регионов. Кроме того, природные ресурсы принадлежат и будущим поколениям,
 
и мы не вправе их «грабить».
 
1.    Взять курс на постепенное сокращение добычи при-родных богатств до уровня потребностей госбюджета, модернизации производств и оплаты импорта народных товаров, а не для пополнения запасов валюты.
 
Запасы природных ресурсов (таких как нефть, газ, уголь, руда, алмазы, древесина и др.) в масштабах десятилетия — более надежный ресурс, чем выру-ченные в настоящее время за их экспорт валюта и ценные бумаги в зарубежных банках.
 
2.    Взаимоотношения государства и добывающих компаний должны строиться на основании сервисных контрактов, которыми предполагается, что добытые природные ресурсы, в том числе нефть и газ, право на добычу которых предоставляется компаниям по конкурсу, должны оставаться собственностью государства. А компании должны получать плату за единицу разведанного и добываемого сырья.
 
3.    Необходимо существенно снизить цены на бензин, мазут, газ, электроэнергию, удобрения на внутреннем рынке за счет вывода из этих цен паразитических издержек, потерь от неэффективного менеджмента и избыточных налогов. Это повысит конкурентоспо-собность российской экономики и благосостояние населения. Потерю налогов на внутреннем потреблении следует компенсировать из доходов от экспорта углеводородов, а в дальнейшем — от выросшего производства и экспорта несырьевой продукции.
 
Многие предлагаемые меры по совершенствованию налоговой и таможенной систем, повышению эффективности природной ренты несут риски, и их следует реализовывать поэтапно и с коррекцией в течение нескольких лет с привлечением к руководству специалистов. Но только это позволит кардинально улучшить предпринимательский
 
и   инвестиционный климат России, в 2 раза снизив налоги на предприятия. Только так повысится платежеспособный спрос, а госбюджет получит дополнительные доходы в размере до 8 трлн руб. в год. Это позволит удвоить расходы на образование, здравоохранение, науку, культуру и поддержку наименее защищенных групп населения, что, помимо решения социальных проблем, будет также повышать покупательский спрос.
 
 
VIII. ГЛАВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИЙ
 
Необходимо создать систему индикативного (недирек-тивного) планирования в рыночных условиях. Планируемые показатели должны сочетаться с системой льгот, стимули-рующих выполнение этих показателей.
 
Изучив опыт Китая, Правительство РФ должно раз-работать пятилетний план на 2021–2025 гг., включающий инвестиционный план, план развития экономики знаний, переход к новым технологиям, социально-экономический рост и повышение уровня жизни. Особое внимание должно быть уделено государственным вложениям в развитие Сибири, Дальнего Востока и Арктики, созданию там материальных и моральных условий для закрепления кадров.
 
Используя государственно-частное партнерство, в течение 5 лет необходимо увеличить инвестиции в основной капитал с 17% ВВП до 25% и более. Цель — технологическое перевооружение за 15 лет. Только это позволит через 5 лет довести экономический рост до 5% в год и выше.
 
Без мобилизации ресурсов на инвестиции экономический рост невозможен.
 
Для инвестиций следует признать приоритетными сле-дующие направления.
1)    Машиностроение, гражданское авиастроение, газовые турбины для энергетики, конструкционные материалы, технологии их обработки и т.д.
 
2)     Атомная энергетика, парогазовые электростанции, проработки возобновляемой (солнечная, ветровая, геотермальная) и аккумулирования электроэнергии.
3)    Электроника, связь, приборостроение, робототехника.
 
4)    Транспортная инфраструктура (многополосные автострады, скоростные железные дороги, аэропорты и логистические центры). Кратчайший железнодо-рожный транзит в страны Азиатско-Тихоокеанского региона через Монголию.
 
5)    Нефте-, газо- и углехимия, катализаторы, полимеры, металлополимеры, керамика, нанокристаллические материалы, электрохимическая энергетика.
 
6)    Биотехнологии, фармакологические вещества.
 
7)    Производство мяса и молока, элеваторы, глубокая переработка зерна и кормопроизводство, сельхозтех-ника, семеноводство, племенное животноводство, генетика в селекционных технологиях, восстанов-ление плодородия почв. Инфраструктура сельских территорий.
 
8)    Разработка истощенных и трудноизвлекаемых (слан-цевых) месторождений нефти и газа, глубокое буре-ние в море и Арктике.
 
9)    Геологическая разведка. Поиск новых месторожде-ний. Исследование Мирового океана для экономи-ческой деятельности, разработки пищевых и минеральных ресурсов.
 
10)    Природопользование с возобновляемыми ресурсами, снижение ущерба от природных и техногенных катастроф, адаптация к климатическим изменениям, рециклинг в переработке отходов и мусора. Предотвращение загрязнения окружающей среды, в том числе источников пресной воды.
 
11)    Увеличение ввода жилья в 1,5 раза за 5 лет и в 2 раза — за 10 лет, достигнув нормы 30 кв. м на человека.



Все это требует форсированного роста инвестиций в экономику знаний и развитие человека, доведя их до уровня развитых стран, что стало необходимым условием развития страны.
 
В    НИОКР — с 1,2% ВВП до 2,5% к 2025 г. и 3,5% к 2030 г.
 
В ИКТ — с 3,5% ВВП до 9% к 2025 г. и 13% к 2030 г.
 
В    образование — с 4% ВВП до 7% к 2025 г. и 10% к 2030 г.
 
В   здравоохранение — с 3,2% ВВП до 5% в 2025 г. и 7% к 2030 г.
 
Необходимо предотвратить ослабление науки, Российской академии наук и ее институтов. Необходимо вернуть РАН, РАМН и РАСХН функции учредителей академических институтов при формировании их тематики, оценки их деятельности и назначения их руководителей, оставив за Министерством науки и высшего образования РФ управление собственностью и контроль за финансированием государственных заданий.
 
IХ. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
 
Для достижения целей, сформулированных в майском, 2018 г., Указе Президента В.В. Путина, необходимо обновление социально-экономической стратегии и кадровой политики. Для того чтобы предлагаемые экономические меры не привели к инфляционному взрыву и разворовыванию огромных ресурсов, необходимо, во-первых, их реализовывать не «ударно», а поэтапно, корректируя каждый этап. Во-вторых, необходимо привлекать в государственные, банковские и производственные структуры ответственных специалистов с опытом конкретного созидания, имеющихвысокую квалификацию, авторитет и сознающих ценности патриотизма и социальной справедливости. Именно они должны возглавить работу ключевых институтов, опреде-ляющих деловой климат в стране. И это стало решающим фактором выхода из экономического кризиса.
 
Необходимы коренные перемены в экономическом порядке.

Deprecated: Function split() is deprecated in /var/www/u0738939/data/www/modern-rf.ru/netcat/require/s_list.inc.php(214) : eval()'d code on line 3